ДНЮ УХОДА РАДХИКА РАМАНА ПРАБХУ ПОСВЯЩАЕТСЯ

0
75

АХ, ЕСЛИ БЫ ТЫ ЗНАЛ, КАК ДОЛГО Я ЖДАЛ ЭТОГО ДНЯ!

Радхика Раман прабху. Много лет жизни в ашраме в Москве, регулярные выходы на санкиртану, серьезная работа со Святым Именем, посещение святых мест явления Господа сделали свое дело – душа удостоилась чести отправиться в духовный мир. Умереть во Вриндаване, купаясь в Ямуне – не каждому дано. Участвуя в миссии Господа Чайтаньи душа очищается и готовит себя для встречи с Господом Кришной.

Вот так, живет рядом с нами человек, кажется обычный (многие тогда книги распространяли). А по факту – мы все еще здесь, «мучаем» джапу, ищем, чем завтра оплатить счета, тягаем друг друга за шикху – в интернете… А кто-то в это время разворачивает завтрак на берегу Ямуны; Кришне и Балараме дает сразу, а потом уже считает, как остальное делить…

«В последний марафон Шрилы Прабхупады Радхика Раман прабху почувствовал, что Кришна начал проявляться ежедневно на санкиртане, на джапе, на службах и вообще в течение всего дня. В первый же день до обеда у него взяли 90 книг, а к 5 часам вечера он распространил уже 120 книг. Люди сами подходили к нему и открывали свои сердца, а пока он разговаривал с одним человеком, другой стоял и терпеливо ждал его. Радхика Раман шутил: «Я чувствую себя попом на исповеди!»

Он просыпался в 3-4 часа утра, искренне воспевал святые имена, читал Третью песнь «Шримад-Бхагаватам» и выходил на санкиртану. В течение 22 дней у него брали по 100 и более книг. Было такое впечатление, что Кришна лично посылал ему людей. Однажды мимо него пробегал очень солидный мужчина лет сорока. Руки Радхика Рамана сами потянулись к нему и схватили его за рукава пальто. Удивляясь тому, что он делает, Радхика Раман громко произнес: «Постойте, не убегайте! Так и мимо судьбы можно пробежать!» Мужчина остановился как вкопанный, повернулся и вежливо сказал: «Да, куда я бегу, действительно! Вы меня простите! Я же читал «Бхагавад-гиту» и понимаю, что нужно остановиться и заняться душой!» Мужчина с удовольствием купил два тома книги «Кришна» и пожертвовал 500 рублей.

На протяжении всего марафона люди брали книги, что бы Радхика Раман ни говорил им. Они с Наманандой прабху смеялись, не понимая, что происходит. У любого преданного, кто оказывался рядом с Радхика Раманом на санкиртане, тоже начинали брать книги. Однажды, после очередного дня Радхика Раман прабху всю ночь слушал волшебный звук флейты — мягкий и веселый. Иногда он переворачивался и сквозь сон слушал виртуозную игру флейтиста. Звуки манили его куда-то, забирая за собой в неизведанную трансцендентную реальность. Сердце Радхика Рамана сильно билось в груди, будто желая выпрыгнуть и побежать к источнику волнующего ум звука. — Нужно вставать! — подумал Радхика Раман и потянулся к плееру, чтобы выключить его.

Руки прошлись по гладкой поверхности коврика и вернулись обратно. Радхика Раман вспомнил, что его плеер лежит на шкафу, куда он его положил вчера вечером, а в его ушах плотно сидят беруши:
«Что же я всю ночь слушал?» Радхика Раман вскочил. Преданные еще сладко спали в своих спальниках, а по его щекам почему-то катились теплые слезы. — Что это со мной? Что мне приснилось? — пронеслось в уме Радхика Рамана, а в ответ послышались короткие удары сжавшегося от восторга сердца — тук-тук, тук-тук. Казалось, кто-то стучится по ту сторону двери в его сердце: «Эй, отвори! Ты так искренне взываешь ко Мне своими молитвами и поступками, что Я решил придти к тебе, а твои двери закрыты. Давай, отворяй их — тук-тук, тук-тук!»…

Во Вриндаване было и не жарко, и не холодно. В этот приезд Вриндаван показался Радхика Раману очень родным, как будто он всю свою жизнь прожил здесь и никуда не уезжал. Казалось, все, что было с ним вне Вриндавана, просто ему приснилось. Преданные заметили, что Радхика Раман прабху изменился: он со всеми шутил, сразу же откликался на любые просьбы и стал простым, как ребенок. На Лой-базаре, если кто-то проезжал мимо него на велосипеде, он подходил сзади, тянул его назад и приподнимал колесо. Местный баба поворачивался, а он улыбался и обнимал его. Однажды вечером он поделился с преданными своими ощущениями:

— Не знаю, почему, но у меня такое чувство, будто бы Кришна меня куда-то затягивает. Знаете, такое чувство — как перед какими-то большими переменами в жизни.

В храме Кришна-Баларам готовились к фестивалю лодок. Во Вриндаване стояло раннее лето. Большое белое солнце мирно висело над Ямуной, а облака замерли, почти не трогаясь с места. Утром, читая мантру в самадхи Шрилы Прабхупады, Радхика Раман молился: «Господь Шьямасундара, пожалуйста, позволь мне служить Тебе с чистой преданностью! Я не знаю, каковы Твои планы на меня.

Единственное, о чем я прошу Тебя, пожалуйста, позволь мне оставаться у Твоих дарящих радость стоп!» Внезапно сердце Радхика Рамана наполнилось сладким чувством любви, а из глаз брызнули слезы. Ему показалось, что где-то заиграла блаженная, уже до боли знакомая мелодия флейты. Опять тот же стук: тук-тук-тук, тук-тук! Он быстро отогнал от себя нахлынувшие эмоции, набрал полную грудь воздуха и обратился к Сарвешваре прабху:

— Может, сходим на Ямуну до обеда?
Сарвешвара обрадовался:
— Конечно! Еще несколько преданных тоже хотели сходить искупаться.
Ямуна как никогда была чистой, теплой и ласковой. Вдоль ее берегов пели кукушки, и легкий ветерок приносил аромат цветов, растущих в Нидхуване. Радхика Раман с Баларамом прабху бегали по темной Ямуне, подобно мальчикам-пастушкам. Где-то то ли на берегу, то ли еще где — сладко заиграла флейта! Сердце Радхика Рамана забилось от переполнявшего его счастья:

— Баларам! Давай, догоняй! Догоняй!
Радхика Раман нырнул в трансцендентные воды священной Ямуны, которые текут только в одном направлении, к лотосным стопам Шри Шри Радхи-Шьямасундары!

— Радхика Рама-а-а-н!!! Радхика Рама-а-а-н!!! – эхом ударялись звуки о старые стены Кеши-гхата, но потом вместе со всеми звуками этого мира растворились в нежной и веселой игре флейты, за которой сломя голову летела чистая лучезарная душа…

Западный берег темной Ямуны украшен узкой лесной тропинкой, с рекой по одну сторону и лесом Вриндаваном — по другую. Попугай Вичакшана, любимец Шри Кришны, подлетел и сел на ветку дерева тамал, совсем рядом с левым ухом Своего прекрасного Господина. Слегка покачиваясь, он занял удобное положение и, повернув свою голову на 90 градусов, что-то тихо прощебетал на ухо Шри Говинде. Красивые брови Шьямасундары приподнялись, а на Его луноподобном лице появилась улыбка, которая открыла ряд Его ослепительно белых зубов, напоминающих жемчужины.

Он быстро встал, засунул Свою флейту под шелковый пояс, и бриллиантовые сережки в форме дельфинов стали качаться у Его прекрасных щек. Роскошные блестящие одеяния Гопала затмевали сверкание золота, черноватый цвет тела наполнял радостью, как темные воды Калинди. Дивный лик Мурари возбуждал волны любви в сердцах пастушков.

— Кришна, Ты куда собрался? Брови Гопала выдали, что слова Вичакшаны переполнили Его счастливым переживанием.
— Я быстро! Вы отдыхайте, пока спят телята, а Я скоро вернусь!
Большое белое солнце, сгорая от любопытства, выглянуло из-за застывших облаков, и в лесу Вриндавана запел птичий хор, в котором участвовали десятки разноголосых певцов, на все лады свистящих, щебечущих и чирикающих. Вся Голока была охвачена радостным возбуждением, вторя радости наполнявшей часто бьющееся сердце Шьмасундары: тук-тук-тук, тук-тук!

— Ах, если бы ты знал, как долго Я ждал этого дня! тук-тук, тук-тук — близок миг нашей встречи!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите Ваш комментарий
Пожалуйста, введите свое имя