Долгожданный бой мриданги (воспоминания Кришнананды д.)

Видура прабху во что бы то ни стало хотел выпустить русский «Нектар преданности» и русский «Шримад Бхагаватам» в 1986 году. Подпольно. И он меня привлёк как редактора к этому занятию. Вплоть до 1990 года я считал себя преданным BBT и к распространению книг относился с презрением.

Помню, когда я в 90-м году приехал в Индию и польский преданный, с которым мы познакомились в Швеции, звал меня на семинар санкиртаны в Маяпуре, я подумал: «Что там может быть интересного — книжки продавать? Это не брахманическое занятие». И не пошёл.

Но потом, по милости Господа, вопреки всем своим оскорблениям, я получил опыт этого уникального служения.

Это было зимой с 1989-го на 90-й год. Я тогда делал предметный указатель для «Нектара преданности» и был этим полностью доволен. Но Видура прабху был категорически неудовлетворён состоянием дел в Ростове-на-Дону. Это был миллионный город — и ни одного преданного. Он созвал нас из разных городов в Ростов. Из Москвы приехали мы с матаджи Анандини, из Таганрога — матаджи Тунгабхадра. И ещё приехала девочка лет пятнадцати чуть ли не из Якутии.

Мы тогда снимали у какого-то алкоголика пол-домика на горе. И эта половина домика практически полностью была занята книгами. В этих книжных горах мы прорыли пещеры, просто вынув некоторые пачки, и там спали внутри. Потом приехал Видура прабху, увидел это и сказал: «Всем распространять книги!»

В Ростове есть огромный подземный переход под какой-то площадью. Он работает, как аэродинамическая труба, и зимой там летит ледяной вихрь. Мы стояли там и, поскольку не знали ещё легального способа распространения книг, просто брали ящики у торговок и на эти ящики клали книги. А в основном держали их в руках. Книги из первой партии на русском языке были очень привлекательные, в мягких ярких обложках. Люди ими интересовались совершенно невероятно! Я же вдруг обнаружил, что как-то иначе воспринимаю окружающее, несмотря на то, что деятельность вроде бы простая: книги продавать. Но она почему-то полностью меняла сознание. Я чувствовал, что я — не тело.

1Без еды, без воды — мы стояли с книгами часами. Происходили разные чудеса. Однажды по переходу брёл молодой человек ростом под два метра. С обеих сторон его подпирали молодые девушки. Он был совершенно пьян и не мог держаться на ногах. Когда они проходили мимо моих ящиков, он вдруг развернул эту свиту назад и приблизился ко мне. Говорить он не мог, но почему-то достал кошелёк, дал мне деньги, взял книгу, и они его дальше потащили. Другой молодой человек — трезвый — подошёл и спросил: «Нет ли у вас чего по буддизму?»

« А зачем вам буддизм? Это же неинтересно».

 «Нет ничего интереснее буддизма», — ответил он и ушёл. После этого я уехал из Ростова в Москву, а когда через месяц вернулся, этот молодой человек уже встречал меня на вокзале — бритоголовый, с шикхой.

На Гаура-пурниму в 90-м году я поехал в Индию. Когда я вернулся, Видура прабху организовал первый московский храм: проспект Мира, дом 5. Надеюсь, когда-нибудь там появится мемориальная доска. Это была квартира в жилом доме: с одним туалетом, с одной раковиной и без душа. Во время фестивалей там проживало до сорока человек. Раковина была универсальной: преданные мыли в ней свои лотосные стопы, а пуджари — параферналии. Когда я только пришёл в храм на Колхозной, я увидел там такую картину: на кухне стояла ванна, преданные влезали в неё с тазиком, а под ванну – там же дырка полагается — ставился другой тазик, чтобы туда стекала вода. Это было омовение. Потом там, благодаря Санатана Кумару прабху возникли две душевые кабинки. И еще он сделал второй туалет. Кроме того, яркой чертой храма на Колхозной были крысы. Жили мы с ними мирно. Вот в таких условиях и возник первый марафон Шрилы Прабхупады в России.

Всё началось оттуда, с храма на Колхозной, благодаря Видуре прабху. Он был одним из вдохновителей массового распространения книг и выездной санкиртаны. Ещё с Украины приехал Бхарадвадж прабху. Не щадя себя, он организовывал этот первый марафон. Утром вставал и готовил завтрак для преданных. Всё один: резал, жарил-парил, раздавал, мыл посуду. Потом одевал санкиртану: большинство преданных слабо ориентировалось в материальной жизни. Они могли зимой выйти распространять книги в тапочках! Бхарадвадж уже вырастил двух мальчиков — своих детей, и когда снаряжал санкиртану на выход, больше всего напоминал воспитательницу детского сада.

Помню, один бхакта убежал, не позавтракав. И скоро вернулся, потому что у него все книжки разобрали — целый рюкзачок. Ему говорят: «Давай прасад есть». А он: «Какой прасад?! Там люди ждут!»

Действительно, в то время было очевидно, что люди ждут этих книг.

В 1992 году я стал первым президентом храма на Беговой. Но на время марафона я фактически забросил все свои обязанности и пропадал на санкиртане к большому неудовольствию Санатана Кумара: он был вице-президентом, и все дела автоматически сваливались на него. Однажды — этот смешной эпизод отражает моё тогдашнее сознание — я вернулся и увидел, как в наш подъезд два брахмачари пытаются затолкать мешок картошки килограммов на пятьдесят. Я подошёл к ним и сказал: «Надо всё бросить и идти на санкиртану». И они бросили мешок прямо у подъезда и пошли.

Ещё один характерный случай. Один молодой человек прочитал книгу Прабхупады и решил сходить посмотреть, кто такие кришнаиты. Когда он пришёл в храм, преданные санкиртаны садились в свой легендарный автомобиль ЕрАЗ. Ереванский автозавод выпустил неизвестно для каких целей необычный фургон без дверей и окон — может быть, это была теплушка для перевоза рогатого скота. Преданные как раз в него садились, и затолкали туда и этого парня. А потом дали ему книги и где-то высадили.

Когда вечером его привезли обратно, он поделился со мной, поскольку мы уже были знакомы, своими впечатлениями: «Это было нечто поразительное! Больше всего меня удивляет, что только сейчас, вечером, я вспомнил, что целый день ничего не ел!»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.