Интервью с матаджи Ревати (часть первая) | Ливерная колбаса, футболка и «Шри Ишопанишад»

Не хочу быть такой!

Сложно точно сказать, когда я присоединилась к сознанию Кришны. Моя тетя уже была преданной, и у меня дома были все книги, даже «Бхагавад-гита» в разных обложках. Но я боялась открывать их, мне интуиция говорила, что если я их открою, то стану такой же, как моя тетя. Она, успешная девушка, от всего отреклась, с нами не общалась, в тусовках участия не принимала. Я не хотела такой быть.

Ливерная колбаса, футболка и «Шри Ишопанишад»

В один прекрасный день мне распространили «Ишопанишад». Это в Самарканде было. Я вышла за ливерной колбасой для своего кота. Когда-то его пацаны камнями забивали, а я спасла, принесла домой. Он мне понравился и  я стала за ним ухаживать, заботиться. Я сильно баловала кота, потому что он был обделенным. Когда его забросали камнями, он выглядел ужасно – лежал весь в крови – и я повезла его в ветеринарную клинику. Там ему поставили уколы, зашили. Но я не знала, чем надо котов кормить, поэтому просто ливерку ему покупала. Да и он больше ничего не ел – только ливерную колбасу.

Наверное, такой план был у Кришны: я пошла за ливеркой, а мне попался сосед, преданный, с таким трансцендентным взглядом. Я ему говорю: «Ты чего, сосед, маму обижаешь? Маме стыдно на тебя смотреть – ходишь в какой-то непонятной футболке». В то время в футболке или просто спортивной одежде неприлично было ходить. Это сейчас модно, а тогда у нас все пиджаки носили – солидно, прилично. В крайнем случае, в рубашке можно было пойти куда-то, но точно не в футболке. А у него еще футболка была желтого цвета, вся застиранная. Сейчас-то я его понимаю, сама в таких хожу, но мама на него обижалась. Она учительницей была, а он – преданный, в футболке. Она все время нам жаловалась, что сын не ест ничего дома, брезгует от нее принимать еду, с общей посуды тоже не ест, пришлось ему специально сковородку купить, чтобы он там жарил свою картошку.

И вот этот парень ко мне подошел и протянул мне «Ишопанишад». С этого момента моя жизнь изменилась. Именно преданный санкиртаны пробил стену в моем сердце – стену то ли страха, то ли недоверия, сама не знаю. Это случилось в 1994 году. Я ему хорошее пожертвование тогда дала – приняла участие в миссии санкиртаны, хоть и неосознанно. Вот так моя жизнь изменилась.

А ведь я казалась себе успешной девушкой: после института у меня уже была работа, начальницей даже стала, все быстро происходило, я на хорошем счету как специалист была. А тот преданный-сосед мне вдруг сказал: «Ну, чему ты радуешься, если ты одинока, если ты не замужем?» И это меня пробило. Тогда мне было лет 26, наверное, и я после института уже нехорошо себя чувствовала из-за того, что все еще не замужем: мои девчонки все при мужьях уже, а я до сих пор холостая. Не то, что возраст большой, просто как-то неловко было. И он в десятку попал со своим «чему ты радуешься, если до сих пор не замужем и не можешь даже мужу своему служить?» Хотя он, может быть, и не про меня говорил, общие слова просто сказал, но меня они задели. Потом сосед еще добавил: если я прочитаю эти книги, моя жизнь изменится. Меня и эти слова зацепили.

Сейчас-то я понимаю, что это мантра такая, сама подобные мантры говорю постоянно. Но тогда его слова меня пробили. Действительно, как это можно: я столько солидных книг прочитала, а он говорит, что эта маленькая тоненькая книга «Ишопанищад» вдруг изменит всю мою жизнь. Но он так это уверенно сказал, осознанно, убежденно, глядя мне прямо в глаза. А ведь я в тот момент просто шла за ливерной колбасой…

Никого нет дома: первый раз в храме

В то время я не была преданной, всего этого боялась. Но сразу после встречи с тем преданным я на работе сидела, смотрела на Панча-таттву и не могла оторваться. У меня неосознанно текли слезы. Я просто глядела на эту картину и не понимала, что со мной происходит: глаза открытые, слезы катятся по щекам, не могу оторваться. Мне надо подписывать проекты, а я ничего не могу – просто смотрю на Панча-таттву.

Вскоре после этого мы пошли в храм. Я знала, что он находится на 11 этаже в многоквартирном доме, но, когда мы приходили туда каждый раз по воскресеньям, никого дома не было. Преданные все время писали объявления: мы в отъезде, мы в Ташкенте. Там духовные учителя проводили программы, и они уезжали туда. И первый раз в храм мы попали на Радхаштами. Пир был просто чудесный.

Другая жизнь

Я очень хорошо готовила – настолько хорошо, что мне равных не было! Но я никогда в жизни не думала, что буду распространять книги, ходить по улицам. Я готовила, пела, танцевала. Ведь до сознания Кришны у меня совсем другая жизнь была, я очень красиво танцевала, пела. Мы на все мероприятия коммунистические ходили с коллективом, выступали, исполняли народные танцы всех 15 советских республик, нам дарили подарки, аплодировали.

Пусть они просто лежат на полке

Даже если люди просто покупают книги, не читают их, самое главное, что книги эти у них на полке стоят. Вот это для меня важно. Когда я распространяю книги Шрилы Прабхупады, то твердо верю, что книги сделают свое дело. Пусть они всего лишь лежат на полке.

Недавно история такая была: парень идет, высокий, симпатичный. Такой, знаете, «преданный» – так мы обычно думаем, когда лицо благостное. И я ему сказала «Харе Кришна», а он улыбается, смотрит на меня и отвечает «Харе Кришна! А у вас есть «Наука самоосознания»?»  А я ему: «Ну, да», – достаю ее и добавляю: «А какие книги у вас еще есть?» – ну, чтобы еще распространить ему что-нибудь. А он: «У меня нет никаких книг. Я не знаю про эти книги ничего, просто у соседа по комнате в общежитии на полке эта книга стоит». Я: «Возьмите и прочитайте. Давайте, я вам еще и другие книги дам?» А он: «Нет». В общем, ему просто неудобно было у соседа попросить «Науку самоосознания». Вот так книга, которая просто стояла на полке, сама сработала, потому что книги Шрилы Прабхупады – особенные.

Продолжение >>>

Опубликовано в:
Категория: Мастер-класс, Портрет санкиртанщика
Теги: , , , , ,

 

Оставить комментарий