История минского храма Харе Кришна (бх. Антон Титов, Минск)

История минского храма Харе Кришна (бх. Антон Титов, Минск)

Жизнь в 90-м году в Белоруссии была очень серой. И это было большим преимуществом: преданные санкиртаны были единственными, кто говорил о Боге. Несколькими годами раньше эти темы вообще были под запретом. Когда первые санкиртанщики выходили на улицу, то двое преданных из группырасходились по разным сторонам — посмотреть, есть ли поблизости милиция.

Если всё было спокойно, санкиртана начиналась. Жили вайшнавы на квартире, которую снимали в городе. Руководил ашрамом Майтрея прабху. Со временем появились официальные точки, разрешённые властями — главпочтамт, пятачки у метро. Книжки продавались со столиков.

Старшие вайшнавы были здесь редкими гостями. Наездами бывал Мамму Тхакур прабху. Именно он предложил раздавать прасад. Вскоре в Минске появилась вторая проповедническая точка: вегетарианское кафе в общежитии Института культуры. Организовал его Олег Макаев.

0200

Жизнь в ашраме санкиртаны была до предела проста. Дамодара Пандит прабху, региональный секретарь по Белоруссии, который попал сюда весной 90-го, рассказывает: «Майтрея готовил прасад с утра. Поев, мы выходили распространять книги. Приходили вечером. Читали книги — и спать. И так было всё время. И, честно говоря, я думал, что сознание Кришны — это просто распространение книг». Не было ни утренних служб, ни образовательных программ, о вайшнавском этикете никто и слыхом не слыхивал. Санкиртана, святое имя, прасад — вот и всё.

Сюда же, на квартиру, первым из махараджей приехал Ниранджана Свами.

Затем преданные купили деревянный дом. Он был странной формы — не хватало одного угла . Дали Мамму Тхакуру лопату в руки, он прочертил линию на земле: «Вот тут и будет фундамент». Начали рыть фундамент. Восстановили недостающий угол, а потом возвели ещё несколько пристроек. Дальше решили построить дом из кирпича. Стали обкладывать кирпичом стены, и в конце концов деревянный дом разобрали по бревнышку и вынесли через новые кирпичные оконные проёмы — на продажу.

Строили трое рабочих. Преданные тоже помогали: замешивали бетон, носили кирпичи и, конечно же, ходили на санкиртану. Ночевали на сеновале. Зима, холодно! Хорошо, что рядышком спали коровы — от них шло тепло. Потом в алтарной поставили большую печку, и жизнь сконцентрировалась уже вокруг неё. С первыми троллейбусами, в шесть утра, вайшнавы ехали на квартиру. Там их уже ждал прасад. Мылись, вкушали и отправлялись обратно на стройку. А кто-то шёл распространять книги.

Средства на строительство появлялись чудесным образом.

Дамодара Пандит вспоминал: с кирпичами сложно было. И он отправился к тогдашнему министру строительства Белоруссии. Душевно поговорили, посмеялись, у министра в руках оказалась книга Шрилы Прабхупады — в подарок. Возвращался Дамодара Пандит уже с бумагами, по которым на министерских заводах им бесплатно отгружали кирпичи.

А у Майтреи прабху было такое правило: все нужды храма он умножал на два. Так преданные получили в два раза больше кирпичей. Иногда из-за этого его принципа случались забавные ситуации! Как-то преданные отправились в энергосеть договариваться, сколько нужно электричества будущему храму. Чиновник посмотрел и сказал:

— Да без проблем, мы можем это сделать. Рядом с вами есть завод, он может обеспечить такие мощности. Нужно провести кабель, проложить тоннель, это обойдётся во столько-то тысяч долларов.

— Ого! А мы рассчитывали просто провода купить. Откуда такие цены?

— Так у вас мощности заявлены, как на МАЗе!

Вот в таких условиях строился храм. Ниранджана Свами шутил: «Если кто-нибудь к концу стройки выживет, он останется преданным навсегда». К 1993 году храм был построен.

В этом же году в вегетарианском кафе стартовала программа «Пища жизни». Преданные пекли хлеб, пончики, все были в полной белой поварской форме. Когда корреспонденты пришли в кафе снимать репортаж, они были поражены, увидев, как ветераны войны, с орденами и медалями, просили: «Пожалуйста, дайте побольше!»

За городом у минских преданных появилась ферма, там тоже было очень много служения: вначале построить её, а потом поддерживать. За три дня на ферме преданного обучали косить и доить коров. А потом сюда отправляли всех «двоечников». Поближе к коровам — исправляться.

Жизнь в общине после появления храма не очень-то изменилась. По-прежнему санкиртана была на первом месте. Три раза в неделю проводились проповеднические программы. Каждый раз алтарная была заполнена новыми людьми — они приходили, встретив на улице санкиртанщика. Причём вайшнавы жаловались: почему программ так мало! Ведь в деревянном домике они проходили каждый день. Но вскоре встреча гостей вошла в привычное для нас русло — остались только традиционные воскресные программы.

Сейчас в Минске тревожно. Несколько лет назад в Белоруссии приняли закон о перерегистрации всех религиозных общин. Подписали конкордат, по которому в статус официальных попали четыре религии, остальные в течение года должны были пройти перерегистрацию. И несмотря на все усилия преданных — они были готовы даже зарегистрироваться не по адресу храма, а по другому, как того требовали чиновники, — вайшнавскую общину так официально и не признали. Так что сейчас минская община живет в таком режиме: мы стараемся не попадаться на глаза властям, а они не смотрят в нашу сторону. Но отношение к кришнаитам среди простых минчан на удивление доброжелательное.

Во время перерегистрации Дхармарадж прабху вдохновил начать собирать подписи в защиту храма: «Просим, чтобы в Минске был храм Харе Кришна». Преданные приняли эту идею без особого энтузиазма. Но как только они вышли на улицы, то в первый же день вернулись счастливыми: восемь из десяти человек подписывали. Вписывали своих родственников, друзей. Студенты подписывали, несмотря на то, что их могли выгнать, ведь в бланках, кроме своей подписи, нужно было указать имя, фамилию, адрес, место работы или учебы. За четыре дня собрали около пяти тысяч подписей. Никто такого не ожидал!

Один преданный, который раньше организовывал избирательные кампании белорусских депутатов, сказал: «Такого рейтинга я за всю свою жизнь не встречал! Три человека из десяти — это уже проходной вариант. Но восемь из десяти!..» Так вайшнавы узнали, что о них думают люди с улиц.

Записал бх. Алексей Титов

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.