Я не мог сдержать слёз (Индрадьюмна Свами)

По дороге к выходу ко мне обратилась одна из моих учениц, Рагалекха даси. Ей уже под пятьдесят, и я помню её как верную ученицу, которая всегда была готова прийти на мои программы во время моих визитов в Россию. Поэтому, когда она попросила меня навестить её квартиру и увидеть её Говардхана Шилу, я согласился.

На следующий день я отправился туда с Джананивасой. У меня было запланировано ещё несколько встреч, поэтому я торопился. «Нам нужно управиться здесь по-быстрому», — сказал я Джананивасе. Но вскоре обстоятельства напомнили мне, что духовный учитель никогда не может быть занят настолько, чтобы не иметь времени ответить взаимностью на любовное служение ученика.

Квартира Рагалекхи состояла всего из одной комнаты в старом здании в центре города. Войдя, я был поражён духовной атмосферой. Мебели было совсем мало — стул, старая деревянная книжная полка, алтарь для её Божества — но воздух был пропитан преданностью. Её Говардхана-шила по имени Лала восседал на небольшой подушечке, красиво украшенный цветами и простыми украшениями. На подносе перед Ним лежали разные сладости.

Рагалекха, одетая в старое сари, скромно сидела в углу. Вся обстановка напоминала мне маленький бхаджан-кутир во Вриндаване.

— Ты живёшь одна? — спросил я.

— Я гость здесь, — ответила она, опустив взгляд. — Это дом Лалы.

— А, понимаю, — сказал я.

— Хорошая реализация, — подумал я и нетерпеливо посмотрел на часы. Следующая моя встреча должна была начаться через 30 минут.

— Чем ты занимаешься каждый день? — спросил я.

— Я распространяю книги Прабхупады, — сказала она.

— А что ещё ты делаешь? — спросил я.
— Ничего, — ответила она. — Это наставление, которое вы дали мне 13 лет назад.

Я перестал смотреть на часы. И с трудом мог поверить своим ушам.

— Ты уже 13 лет занимаешься только распространением книг?

Заговорил Джананиваса: «Шрила Гурудева, все преданные в Екатеринбурге знают, что Рагалекха выходит распространять книги на восемь часов в день, шесть дней в неделю, на протяжении уже 13 лет, за исключением времени, когда она болеет. Рагалекха смотрела на Лалу.

— Почему ты мне раньше не сказала? — спросил я.

— Она слишком скромна и смиренна, — сказал Джананиваса.

Я почувствовал, как слёзы наворачиваются на глаза, когда я смотрю на неё. «Тринадцать лет, — подумал я, — каждый день она проводит на улицах Екатеринбурга, распространяя книги моего духовного учителя. Через какие аскезы должны была пройти эта женщина!»

Я внезапно вспомнил предыдущий день, и как я жаловался Джананивасе на неудобства полёта. Мне стало стыдно.

— Её знают многие горожане, — говорил Джананиваса. — Просто представьте: так много лет провести на улице, в жару, дождь, ветер и снег. Она выходит и в двадцатиградусный мороз.

Слёзы начали скатываться по моим щекам.

— И она ни рубля не оставляет для себя, — продолжал он. — Я слышал, что всю прибыль она оставляет для вас.

Рагалекха потянулась под алтарь, достала старый измятый конверт и стеснительно вручила его мне. Открыв его, я увидел внутри доллары и передал их Джананивасе.

Джананиваса вынул деньги из конверта. «Здесь 1500 долларов, — сказал он с дрожью в голосе. — Это равно двухлетнему заработку в этой стране».

Я посмотрел вокруг на стул и книжную полку, заглянул в крохотную кухоньку. Внутри была старая плита — и одна кастрюля.

— У неё есть только одно сари, — сказал Джананиваса. — Я никогда не видел её одетой во что-то другое.

Я вернул лакшми Рагалекхе: «Купи на эти деньги билет в Индию этой осенью. Я собираю преданных на парикраму по Вриндавану во время Картики и хочу, чтобы ты присоединилась к нам».

Её тело напряглось: «Нет, Шрила Гурудева!  — сказала она, впихивая конверт обратно. — Пожалуйста! Люди, давшие эти деньги, получат гораздо больше пользы, если их использовать в служении вам, а не мне. Подумайте об их благе».

Я онемел: «Кто эта женщина? — подумал я, — живущая так просто, служащая на протяжении стольких лет миссии санкиртаны Господа Чайтаньи без желания почести или славы, и проявляющая такую заботу об обусловленных душах!»

Я вспомнил одно высказывание Тамала Кришны Госвами: «Хотя некоторые из нас становятся гуру для своих учеников, кажется, что эти ученики иногда более удачливы, чем мы. На самом деле, многие из них — возвышенные личности». [«Враджа-лила»]

«Шрила Гурудева, — сказал Джананиваса, — сегодня утром она призналась мне, что впервые с тех пор, как 13 лет назад вы дали ей наставления распространять книги, она сделала перерыв в две недели, чтобы отремонтировать квартиру, надеясь, что вы придёте в гости.

Охранники на базаре, где она часто распространяет книги, дали ей такой совет. На протяжении многих лет эти здоровые парни, заметив, что она распространяет книги, выгоняли её с рынка. В конце концов, они смягчились. Они начали уважать её решимость и чистоту. Две недели назад один из них сказал: «Пожалуйста, отдохни. Ты приходишь сюда каждый день. Мы боимся, что ты переутомишься, и от общения с этим окружением характер твой испортится. Пожалуйста!»

Она приняла это, как если бы Господь говорил через них, и сделала перерыв. Гурудева, мы, Ваши ученики, организуем для неё билет до Индии. Преданные из Екатеринбурга уже договорились оплачивать книги, которые она берёт, даже цену ББТ. Когда нужно, они, также помогают ей платить за квартиру, свет и воду. Она живёт в другом мире. Она просто день за днём распространяет книги и тратит немного на поклонение своей Говардхане-шиле. И складывает оставшиеся деньги под алтарь для вас.

Теперь слёзы уже лились из моих глаз. Рагалекха подошла ко мне со сложенными руками и слёзами в глазах: «Шрила Гурудева, — сказала она, — пожалуйста, благословите меня распространять книги Шрилы Прабхупады до самой моей смерти и чтобы я всегда была верной в следовании вам и моему Лале».

Она начала предлагать на полу полные дандаваты. Поскольку женщины обычно не простираются полностью, Джананиваса выступил вперёд, чтобы остановить её. Я поймал его за руку: «Ничего страшного, — сказал я, — эта женщина трансцендентна».

Когда мы с Джананивасой выходили из квартиры, Рагалекха набивала свою сумку книгами. Я обернулся к Джананивасе: «Оно того стоило, — сказал я, — встреча с ней стоила всех тех аскез, неудобств и опасностей с которыми я столкнулся в вашей стране».

Я подумал о словах Шрилы Прабхупады: «Эти новости дают мне новую жизнь. В моём гороскопе, сделанном недавно, говорится, что если я справлюсь с критическим периодом, то доживу до 100 лет. В этом случае я, конечно же, приеду на вашу ферму. Проект просто отличный. Когда я слушаю этот отчёт, моя грудь раздувается от гордости за достижения моих учеников».

[Комментарий Шрилы Прабхупады на служение Туласи даса, цитата секретаря Шрилы Прабхупады Тамала Кришны Госвами в письме к Рамешваре дасу, 22 августа 1977]

Из дневника Индрадьюмны Свами