Каждая распространенная книга — это целая жизнь (Кришна Наяка д.д.)

Каждая распространенная книга — это целая жизнь (Кришна Наяка д. д.)

Иногда нужно просто начать, открыть рот — и пойдет разговор. У меня заканчивались книги, остались «Наука» и четыре «Царских пира» — уже даже машина ждала. И я подумала: ну, надо как-то закругляться. До храма долго ехать (он за городом), а меня преданные возят, которые сами в городе живут. И немного занервничала: надо заканчивать уже, чтобы преданные не ждали. А потом сама себя остановила: слушай, Кришна Наяка, давай ты не будешь торопить Господа — вот как он захочет, так пусть и будет.

И тут навстречу идёт женщина вся разукрашенная и причёска такая, как будто у неё праздник. А санкиртанщики — они всегда очень внимательны к тому, как человек одет, как он ходит, как говорит. В общем, санкиртанщик — как Шерлок Холмс какой-то. Вот и я подхожу к этой женщине и говорю:

— Здравствуйте! Книги.

— Нет, не надо

— Вы в гости идёте, да? — (по прическе и по одежде поняла).

— Да

— Тогда с наступающим вас Новым годом.

— А как вы заметили?

— У вас красивая причёска, вы хорошо выглядите. А это ваши дети?

(Рядом четверо детей стояли и муж её стоянку оплачивал).

— Да, это наши дети, — слегка охрипшим голосом. И всё слушает внимательно

— Ну вот у нас такие книги. Это дочка ваша старшая? Очень красивая и куртка очень красивая, белая, мне очень нравится белый цвет. А где ты такую купила?

Дочка что-то ответила, а я начала говорить, чтобы муж слышал:

— Надо же, у вас четверо детей, и я вижу, что ваши дети очень воспитанны.

И тут муж говорит:

— Да, у нас такие, потому что какое воспитание дашь, такие и вырастут дети.

— Да, я с вами согласна. Они вас очень уважают.

— Ну конечно, а как же меня не уважать? Я же их отец

— Ну вы же знаете, агай, отцы-то разные бывают. И дети тоже разные бывают. Поэтому очень похвально, удивительно, что у вас такие дети. Мне очень приятно с вами познакомиться, как вас зовут?

Он в ответ:

— А вас как зовут?

— Меня Карлыгаш зовут, — назвала свое кармическое имя, потому что они казахи.

О, мы сегодня целый день говорили о Карлыгаш! А Карлыгаш в переводе с казахского «ласточка».

— Ну вот видите, о ласточке говорили и ласточка прилетела.

Они засмеялись, а я говорю:

— А вас как зовут?

Отец семейства тоже представился, я пожала ему руку и сказала:

— Что у вас с голосом?

— Да я простыл.

— Вам надо пить теплое молоко перед сном и туда масло положить.

— Да, спасибо вам большое, Карлыгаш.

— Пожалуйста! Только молоко не смешивайте с едой, а то будет несварение.

А жена внимательно слушает.

И потом я говорю:

— Вот, сегодня такой большой день!

— А какой сегодня день?

— Сейчас марафон у нас идёт, марафон Шрилы Прабхупады. И я хотела бы вам эти книги дать. Мы их не продаём, просто сколько можете — пожертвуйте. У вас дети такие воспитанные, хорошие: мы вот с вами разговариваем, а они даже не перебивают нас! Возьмите наши книги.

Муж внимательно посмотрел:

— Хм, «Наука самоосознания»… А о чём она?

— О познании себя, йоге, медитации…

И тут он увидел слова «Веда»:

— О, Веды! Это же древние знания!

Я просто ошарашена была. Это как так? Как, откуда он знает? Он даже с акцентом говорит на русском — ну и мы в Казахстане про таких таких людей говорим «как будто они с аула».

— А вы вообще откуда?

— Ну вообще, я из Ташкента, из Узбекистана. Мы здесь с женой встретились,и дети наши уже алма-атинцы.

— То-то я чувствую, востоком от вас прям веет — этой открытостью, теплотой.

— Да, слушайте Карлыгаш, вы нам очень понравились. Спасибо вам большое.

— А вы какого числа вообще родились?

— Я — тридцатого

— О, Юпитер, очень хорошее число у вас.

— А вы что, нумеролог?  

— Я немного изучаю нумерологию. Мне нравится эта наука — ведическая только, не пифагорейская.

— А какой я по нумерологии? Какие дети?

Я вкратце рассказала ему и о детях по их датам рождения, насколько могла. Он говорит:

— Точно. У меня аж мурашки по коже. Ну, в общем мы у вас возьмем все эти книги, изучать нам надо.

Они взяли книги и потом муж говорит:

— А какая у меня жена?

— Ну, я вообще-то не экстрасенс, но судя по всему, ваша жена очень ведическая женщина, потому что за всё наше общение она ни разу ни одного слова не сказала. Значит, она очень уважает вас и воспитана, поэтому молча наблюдает.

— Да, она очень наблюдательная.

— Ну ладно, всего вам доброго, красивая леди, — сказала я, — и начала жать руку жене, а она мне в руку деньги вложила. Я говорю:

— А зачем?

— Это вам ещё и от меня.

— Спасибо большое!

— Пожалуйста, возьмите, спасибо вам за всё!

И у меня что-то такое, какой-то экстаз начался, от того, что я встретила такую редкую, многодетную и такую любящую семью:

— Вы знаете, я очень счастлива познакомиться с вами. Вы сегодня сделали мой день!

Они повернулись и чуть ли не со слезами на глазах, абсолютно счастливые:

— А вы сделали наш день.

Потом отец семейства взял каждой из своих дочек и жене по «Царскому пиру» и как раз у меня все книги ушли. Представляете? Вот такая история интересная!  И я почувствовала, что каждая распространенная книга — это целая жизнь, целая история, и один Кришна знает, как дальше развернется жизнь, какая лила с ними произойдёт.

Кришна Наяка д.д., Казахстан