Смита Кришна прабху: «Я люблю чудеса!»

017

Смита Кришна Прабху – тогда еще Сергей — был ударником в группе «Бомба». Конечно, он был еще много кем. К примеру, тренером – учил детей играть в волейбол. И брокером – оформлял документы на розы из Эквадора в аэропорту. Но все это были эпизодические роли в театре этого мира. Но вот барабаны – это была его жизнь. Он мог прозаниматься на них целый день, и не заметить, как этот день пролетел. И музыканты говорили между собой, что он один из лучших барабанщиков в городе.

Лидером «Бомбы» был Лёня. Он сочинял стихи, музыку, пел на концертах. А ещёумел вести за собой людей. Вот так он и привёл Диму и другого Серёжу, своих товарищей по команде, к кришнаитам на воскресный пир. Наш Сергей идти отказался – «Вы что, совсем спятили?»
Религия – это было самое последнее из того, что его интересовало. Как-то спустя некоторое время Лёня с удивлением обнаружил у товарища в машине иконки: Богоматерь, Николай Угодник. «Мы же живём в христианской стране!» — сказал Сергей, увидев удивления в глазах друга. «Лёд тронулся, господа присяжные заседатели», – усмехнулся про себя Лёня.
«Я люблю чудеса, — говорит Смита Кришна. — Я вижу, как люди каждый день берут книги Прабхупады, которые – если вспомнить их образ жизни — им просто не нужны. Но они берут и становятся преданными».
Скоро Сергей пришёл первый раз в храм Кришны. Совершенно незнакомые люди угостили его в кафе сладким шариком, а потом он попал на лекцию Бхану Свами. И на ней скоро заснул. Когда проснулся, лекция уже кончилась. Потом он сам попросил у Лёни дать «что-нибудь из Прабхупады» и стал просто проглатывать книгу, настолько она его увлекла. Он даже стал зачитывать её по телефону друзьям.

Жизнь Сергея всё теснее и теснее связывалась с Шри Шри Доял Нитай Шачи Сутой – Божествами вайшнавского храма на Беговой. Барабаны были заброшены. Зато теперь он колол лёд на тесном пятачке у входа в храм. Вскоре он понял, что хочет как можно больше общаться с преданными. Тогда Сергей пошёл к президенту храма на Беговой, и тот определил его на кухню: убирать, мыть посуду и полы. Частенько – ледяной водой. Большие котлы из-под прасада он закидывал в алюминиевые рукомойники и железной мочалкой оттирал жир. При этом нужно было не греметь, и, главное, не скрежетать – эти звуки, как разъяснил старший по кухне, привлекают демонов и злых духов. Сергей драил котлы и был счастлив. Поселили его на третьем этаже – на чердаке.

Однажды Виджай Гопал прабху, с которым они дежурили вместе, спросил: «Пойдёшь сегодня на санкиртану?» Это вопрос здорово смутил Сергея. Воздух храма на Беговой весь был наэлектризован санкиртаной – тут жили все легендарные распространители, каждый день по плотному графику несколько машин, нагруженные пачками книг, развозили их по московским улицам.
Он хотел пойти, но… как он их будет распространять?
Переодевшись и поев прасада, отважная троица с тяжеленными рюкзаками бодрым шагом направилась к метро Сокол. Третьим был – Доял Гауранга прабху.
На дворе был май. Солнце отражалось в витринах магазинов и на стёклах машин. Они пришли. Дальше всё произошло как-то очень быстро. «Всё, распространяем!» — сказал Доял Гауранга, распаковал пачку, и убежал куда-то вперёд. Виджай Гопал тоже вытащил книги и стал протягивать их людям. Сергей стоял рядом. Нужно было посмотреть, послушать, что он говорит. Виджай Гопал дал ему несколько «Шримад Бхагаватам» из своих запасов, и Сергей, вторя ему, стал протягивать книги в толпу. Первый не взял, второй не взял, отказался. Третий не взял, четвёртый. И тут ему навстречу – парень, похоже, из Средней Азии. Сергей посмотрел на него, но книгу не предложил. И тот прошёл было мимо… Но вдруг возвращается и говорит: «А почему ты мне книгу не предложил?» Сергей растерялся: «Ну, я просто не заметил тебя».
Тот так обиделся! «Ты всем предлагаешь, а мне не предложил! Что за книга?» И с интересом стал рассматривать картинки и слушать не совсем уверенные объяснения молодого проповедника.
Это была первая книга, которую у него взяли.
Через полтора часа Доял Гауранга забрал всех домой. Четыре распространённые книги – какое это счастье! Сергей не шёл, а просто прыгал от радости. У него было такое чувство, как у умирающего от голода человека, которому принесли самой изысканной на свете пищи.0171

Скоро его перевели в пуджарскую. Нужно было очищать от копоти параферналии и готовить их к пудже. В храм на Беговой часто приезжали гуру. В это утро Бхакти Викаша Махарадж, ученик Шрилы Прабхупады, проводил пуджу мурти своего духовного учителя. Сережа вытащил из холодильника гирлянду, заготовленную с вечера, и отнёс её на круглый столик за несколько секунд до начала Гуру-пуджи. Махарадж взял гирлянду в руки и спросил, почему она такая холодная. Он отложил её, чтобы она согрелась. Кто-то перевёл его замечание на русский. Сергея как током ударило. Он вдруг понял, что для Махараджа Прабхупада живой. Он был потрясён отношением этого санньяси к своему духовному учителю, и ему стало очень стыдно за гирлянду из холодильника.

Перед лекцией Бхакти Викаша Свами сказал в микрофон: «Многие преданные, я вижу, в вайшнавской одежде, но без тилаки. Пожалуйста, я подожду, а вы поднимитесь и поставьте тилаки». Сергей автоматически взглянул в блестящую кастрюлю, стоящую на полочке в пуджарской, и увидел, что он тоже без тилаки. Он быстро побежал исправлять положение.

Внимание к мелочам, непреклонность и любовь к Прабхупаде и преданным Махараджа произвели огромное впечатление на Сергея. В этот же день он проник к нему на даршан и спросил: «Могу ли я быть Вам чем-нибудь полезным?»
— А чем ты занимаешься здесь? —
— Готовлю параферналии для служб. Но больше всего мне нравится Санкиртана —
— Распространяй книги Шрилы Прабхупады —
Эти четыре слова Сергей стал носить с этих пор всегда с собой – как кантхималы.
Бхакти Викаша Махарадж дал ему посвящение, и теперь Смита Кришна Прабху жил уже на втором этаже, вместе с легендарными распространителями книг.
В ашраме этот бхакта отличался неумолимостью к себе и строгостью, с которой он выполнял свои обязанности. Во-первых, у него была железная садхана. Каждое утро, чтобы ни случилось, он вставал в два или два тридцать и начинал повторять «Харе Кришна…» Поскольку у него были водительские права, его часто просили поехать что-нибудь купить или отвезти старших вайшнавов в аэропорт. Если он возвращался слишком поздно, он предпочитал не ложиться, а сразу принимался за джапу. Один преданный рассказывал, что как-то утром он увидел, что Смита Кришна после поклона духовному учителю, что-то долго не встаёт. Он сначала даже не понял, в чём дело, а у того просто не было сил, чтобы подняться на ноги. Мадана Мохану Прабху пришлось уговаривать его выспаться. Правда, безрезультатно. Тогда он запер Смита Кришну на ключ в пустой комнате и сказал в замочную скважину, что откроет её в девять часов. Поскольку пленник не мог даже помыться и почистить зубы, джапу он, соответственно, тоже решил не читать, поэтому пришлось спать.

Потом преданные санкиртаны жили в Немчиновке, в загородном доме. В этом же доме остановилась делегация индусов. И чтобы готовить им (а индийская кухня сильно отличается от того, к чему привыкли мы), пригласили знаменитого повара, матаджи Нанду. Тем более, что она жила в десяти минутах езды оттуда. Индусы уехали, но хозяева дома попросили Нанду остаться ещё на денёк. А потом ещё на два. Её поражало, что даже в ванной, чистя зубы, брахмачари обсуждали какие-нибудь философские моменты. Или просто говорили о Кришне. Это не то, что разговоры с подружками… А когда все машины возвращались с санкиртаны, преданные собирались в прасад-холле и рассказывали, что с кем сегодня приключилось. Часто при закрытых дверях. А Нанде очень хотелось послушать, что с кем приключилось. Она входила в комнату будто бы для того, чтобы подогреть кастрюлю с напитком. А сама с жадностью ловила истории, которые рассказывали друг другу санкиртанщики.

Нанда жила вместе с дочкой Шри Прией. Это — был удивительный ребёнок, все взрослые отмечали это. Кто-то из обитателей дома как-то успокаивал расстроенную малютку: «Ну, ладно тебе. Чего ты плачешь?»

«Я плачу по Кришне» — серьёзно сказала девочка.
Однажды Шри Прия сказала маме: «Я хочу, чтобы Смита Кришна был моим папой».
Вскоре её желание исполнилось. Смита Кришна решил стать грихастхой. Он подумал и взял одинокую матаджи с дочкой под свою опеку. Но с тех пор, как он поменял ашрам, в его жизни ничего не изменилось. Та же самая программа, джапа, ранний подъём, чтение книг, выход на санкиртану. Даже Шри Прия просыпается, приходит в пижамке на Мангала-арати, поёт молитвы Нрисимхе, которые закреплены за ней, и бежит обратно в кроватку, дальше спать. Ребёнку пять лет!
«Люди каждый день попадаются несчастные, грустные. Это самое главное, что побуждает меня делиться с ними счастьем, которое я получаю, пытаясь практиковать сознание Кришны. Я сам таким был совсем недавно. Но когда Кришна приходит в жизнь человека, всё становится другим. Иногда я вижу панков, хиппи, музыкантов с гитарами в переходах. Я сам был музыкантом, мне знаком этот образ жизни. И сейчас я ясно вижу, какой это обман, иллюзия: искать счастья в подобном существовании. Но сознание Кришны предлагает альтернативу».

Смита Кришна ценит каждый день, проведённый в распространении послания Прабхупады. В каждой распространённой книге, и даже в тот момент, когда у него отказываются их брать, он видит Кришну. Матаджи Нанда рассказала, как их недавно пригласили отдохнуть на недельку. Пожить на природе. Покататься на лодке по чудесному озеру.

«Ты что, какой отдых? – изумился Смита Кришна предложению жены. — За эту неделю я могу распространить двести книг. Это двести людей, идущих в ад. И ты что, хочешь, чтобы они туда отправились, а мы будем в это время плавать по озеру в лодке?»

Материал подготовил бх.Алексей Титов.