Из архива sankirtanam.ru: воспоминания Анирдешьи Вапу д. (опубликовано 06.05.2011)

Из архива sankirtanam.ru: воспоминания Анирдешьи Вапу д. (опубликовано 06.05.2011)

Как вы встретились с преданными?

В начале 90-го года в МГУ у главного входа с проспекта Ломоносова появился столик с книгами, которые распространял преданный. Они меня заинтересовали и я спросил его: «Что является источником талантов, энергии человека?». Он ответил: «Душа. Она — источник жизни в теле».

Ответ меня заинтриговал и я стал ходить на программы. Я хотел понять себя и других людей. Мне сразу понравилась атмосфера в обществе преданных. Такие образованные люди. Каждый раз, когда я уходил с программы, какое-то особое состояние оставалось со мной.

Подробнее
История минского храма Харе Кришна (бх. Антон Титов, Минск)

История минского храма Харе Кришна (бх. Антон Титов, Минск)

Жизнь в 90-м году в Белоруссии была очень серой. И это было большим преимуществом: преданные санкиртаны были единственными, кто говорил о Боге. Несколькими годами раньше эти темы вообще были под запретом. Когда первые санкиртанщики выходили на улицу, то двое преданных из группырасходились по разным сторонам — посмотреть, есть ли поблизости милиция.

Подробнее

Интервью с Шриманом Вишнутаттвой прабху.

7-10104

— Шриман Кришнананда прабху рассказывал, что в 1988 году Вы появились впервые на пороге квартиры алкоголика Коли, когда там шла программа, — высокий молодой человек с русыми локонами до плеч. Из тех типов людей, которые приходят к Кришне, Вы были тем, кому все надоело. И хотя такого варианта «Бхагавад-гита» не предусматривает, Вы утверждали, что у Вас именно такой случай.

Подробнее

Вспоминает Шриман Ачьютатма прабху.

— Расскажите о том, как вы стали преданным?

— С сознанием Кришны я познакомился в Прибалтике в конце 80-х. Я тогда путешествовал со знакомыми музыкантами. А в 1992 году я получил большой импульс, побывав на концерте «Гауранга бхаджан бэнд» в Риге. Приехав в 1994 году в Петербург, я нашел преданных и сразу ушел жить в ашрам в Ижорах. Поскольку в те годы больше никакого служения не было, с первого же дня я стал распространять книги. Санкиртана сразу и глубоко запала в мое сердце.

— А жизнь в ашраме не показалась вам необычной? Вы уже имели о ней какое-то представление?

— Я интересовался буддизмом, жил в буддистских общинах, поэтому такая жизнь была для меня совершенно естественной: ранний подъем, мантры, медитация.

— Опишите Ижоры тем, кто никогда там не был.

— Это поселок на окраине Санкт-Петербурга, одна остановка на электричке от конечной станции метро. Наш дом был похож на дачу. В нем жило так много народа, что преданные спали в храмовой комнате. Часто я просыпался от того, что кто-то рядом говорил во сне: «Молодой человек, возьмите книгу!» На самом деле, у нас было несколько домов. Поначалу в них жили брахмачари. Затем в один из домов переехала группа матаджи, и возник ашрам брахмачарини. Все мы дружно ездили на санкиртану в Питер и в близлежащие населенные пункты. Наши преданные – Шриман Авирхотра прабху, Шриман Врикодара прабху и другие часто ездили в Сибирь распространять книги по безналу. Мне же хотелось, чтобы эти книги получили жители Петербурга, и потому я распространял их в городе по квартирам. Хотя книг брали немного и это был тяжелый труд, мне нравилось распространять в Петербурге. На место распространения из Ижор нас доставляли утром, а забирали вечером. Иногда мы добирались сами. Готовили большие самосы, я покупал себе пакетик кефира. Бывало, зимой этот пакетик замерзал, и мне приходилось отогревать его в парадном. Заходишь в подъезд, ставишь пакетик с кефиром на батарею на первом этаже, и, пока ходишь по этажам, кефир более или менее оттаивает. Это был мой обед. Хотя все было аскетично и книг брали не так много, как хотелось бы, я всегда был счастлив. А вернувшись в храм, я думал о завтрашней санкиртане.9-_Achutatma

Запомнился марафон 1994-1995 гг., когда власти разрешили нам распространять в метро. Санкиртана напоминала боевые действия. Распространение начиналось рано утром. Для этого утренняя программа в храме была сдвинута по времени и сокращена. Преданные с вечера готовили книги, укладывали их в тележки. Утром вкушали прасад в позиции «на старт» и выбегали к первой электричке. Прибыв на место к открытию метро, сразу начинали распространять и продолжали до позднего вечера. В те дни я вообще не видел солнца и дневного света.

— Вы сказали, что вам нравилось распространять книги по квартирам, общаться с людьми. Я слышал, что Петербург — это город дворов-колодцев.

— Мы распространяли, как правило, в новостройках, потому что там проще дойти до людей. А люди встречались разные. Распространять по квартирам — совсем не сахар. Но это продолжалось недолго, потому что уже в 1995 году мы стали осваивать технику распространения на улицах. Тогда строился храм на «Бумажной», и там жили преданные-строители. А санкиртанщики не хотели покидать Ижоры, потому что это был райский уголок. Но у меня было огромное желание распространять в городе, на улицах. Нашелся еще один такой же желающий из преданных, и мы вдвоем первыми переехали на «Бумажную». Там были жуткие условия с ржавой водой из крана. Одно слово — стройка. По сравнению с Ижорами это была адская планета. Но мы переехали по той причине, что можно было выходить на улицу и сразу начинать распространять, не было необходимости куда-то ехать. И бытовые условия нас нисколько не беспокоили. Потом к нам присоединились и другие преданные, поскольку из Ижор все равно нужно было уезжать.

— А кто ввел технику уличной санкиртаны?

— Московские преданные. Я многому научился у Шримати Харараты. Больше всего меня поражали в ней ее любовь к людям и непривязанность к результатам. Ее искренность, открытость, дружелюбное настроение вдохновили меня на новую санкиртану. Естественно, я многое перенял и у Рохинисуты прабху, и у других преданных запада.7_8_9_kak_nachinalos_u_nas

— Интересно, а что конкретно?

— В конце концов, у каждого преданного свой метод, свои приемы, хотя секретов никаких нет. Когда мы общаемся с людьми, нужно настроить свое сознание на брахманический лад и чувствовать себя не продающим книгу, а желающим дать людям знание. Для меня всегда был интересен именно духовный процесс, и я всегда работал над этим. Было, конечно, много различных переживаний, приобретался опыт. Меня вдохновляло то, что мы не автоматы, меняющие книги на деньги. Мы хотим дать людям культуру и знание. И я всегда медитировал на это наставление духовного учителя. В 1998 году у нас была лучшая санкиртана, мы даже обогнали Москву, и Шриман Навина Нирада прабху, приехав туда, сказал: «Эти парни из болота всех вас обогнали». В то время в Питере было 60 брахмачари, из них 30 — активные санкиртанщики. И вся эта армия просто атаковала город с утра до вечера. Может быть, у нас не было больших «звезд», зато было много стабильных преданных. И общим счетом мы давали хорошие результаты.

После 1998 года получилось так, что из санкиртанщиков в Петербурге остался я один. Все разъехались: кто в Минск, кто в Казахстан, кто в Москву. Мы с несколькими преданными сняли квартиру и занимались там разным служением. Я один ходил распространять книги, помня наставление Рохинисуты прабху: «Что бы ни случилось, кто бы вокруг тебя ни занимался греховной деятельностью, тебя это не должно беспокоить. Ты просыпаешься рано утром, берешь книги и идешь на улицу». И я всегда медитировал на наставление гуру — «просто продолжай»! Я просто выходил каждый день на санкиртану и распространял книги на Невском проспекте.

7_8_9_Achutatma_Kak_nachinalos_u_nas

— Это наставление Рохинисуты прабху вы получили на даршане?

— Вообще, он часто подчеркивает эту мысль в лекциях. Если человек просто продолжает, то становится трансцендентен к тому, что происходит вокруг. Мне санкиртана как раз тем и нравится, что, когда погружаешься в этот процесс глубоко, становишься отстраненным от материальной природы, видишь людей как бы со стороны. Несколько раз у меня было такое, что через несколько часов распространения я входил в состояние полного спокойствия, отстраненности. Мне казалось, что люди, идущие по Невскому проспекту, едущие машины — это некая совершенно другая реальность, параллельный мир. Такое мистическое духовное переживание. Иногда возникало такое ощущение, что ты сейчас предложишь людям книги, а они тебя не увидят, поскольку мы находимся в разных измерениях. Можно с уверенностью сказать, что санкиртана за короткий срок может поднять человека на трансцендентный уровень, если заниматься этим служением в правильном настроении.

Материал подготовил бх. Алексей Титов.

Интервью с Его Святейшеством Прабхавишну Свами.

_03p

— Мое первое впечатление о Прабхупаде: он был маленького роста, но от него исходило очень сильное сияние. К тому же, он был очень и очень серьезным. Шрила Прабхупада восседал на огромной вьясасане, очки у него на носу сидели слегка неровно. Он читал из «Бхагавад-гиты», и у меня сложилось впечатление, что он очень серьезный, глубокий ученый. Видя, что все относились к нему с почтением, я тоже проникся этим настроением.

Прабхупада часто говорил: «Если вы хотите понять меня, читайте мои книги». Помню, однажды на даршане в Бомбее он внезапно повернулся ко мне и спросил: «Ты читаешь мои книги?» Я робко ответил: «Да, Шрила Прабхупада». А он сказал: «Если ты не будешь читать моих книг, как же ты сможешь проповедовать?»

Подробнее

Интервью Его Святейшества Бхакти Чайтаньи Свами.

11111

В английском языке есть поговорка: «One apple a day keep doctor away», что буквально значит: «Одно яблоко в день держит доктора на расстоянии». Мы перефразировали ее: «100 книг в день держат майю на расстоянии» («100 books a day keep maya away»).

Эта фраза была крылатой в Англии 70-х годов. Я регулярно распространял там книги с 73-го года. В то время движение санкиртаны развивалось очень мощно, каждый день на улицы выходило множество групп преданных. И все хотели распространять по 100 книг в день.

Подробнее

Смита Кришна прабху: «Я люблю чудеса!»

017

Смита Кришна Прабху – тогда еще Сергей — был ударником в группе «Бомба». Конечно, он был еще много кем. К примеру, тренером – учил детей играть в волейбол. И брокером – оформлял документы на розы из Эквадора в аэропорту. Но все это были эпизодические роли в театре этого мира. Но вот барабаны – это была его жизнь. Он мог прозаниматься на них целый день, и не заметить, как этот день пролетел. И музыканты говорили между собой, что он один из лучших барабанщиков в городе.

Подробнее