Жизнь в санкиртане. Биография Махадева даса. Из архива sankirtanam.ru

Жизнь в санкиртане. Биография Махадева даса. Из архива sankirtanam.ru

Четырехгодовалый Миша стоял напротив зеркала, откуда на него смотрел мальчуган с серьезными карими глазами.

— Мама, — произнес звонким голоском Миша. — А еще где-то такой, как я, живет?

— Нет, ты такой один-единственный, — отвечала мама, обнимая своего любимца.

Миша снова вгляделся в свое отражение и опять ощутил это странное чувство, будто бы он недавно был в другом месте и в другой ситуации.

— Мама, а вдруг я уже был где-то?

— Ну, что ты говоришь глупости! Иди лучше помой руки и за стол, пока не остыли драники!

Ольга души не чаяла в сыне и старалась окружить его непрерывной заботой. Миша тоже сильно любил маму, и если она где-то задерживалась, переживал за нее.

Любовь отца к сыну проявлялась иначе. Михаил Викторович был интеллектуальным человеком, окончившим несколько вузов. Поскольку Миша был старшим ребенком в семье, папа был требователен к нему и ожидал, что тот вырастет разумным и принципиальным человеком. Отец по вечерам часами занимался с сыном, обсуждая предметы, зачастую выходившие за рамки школьной программы. Благодаря такому влиянию отца, Михаил вырос юношей ответственным и последовательным.

Мама, в отличие от отца, была верующей, но вопросы подрастающего сына и её всегда заставали врасплох.

— Мам, неужели, когда человек умирает, этим всё заканчивается?

— Придет смерть — все умрут, — с некоторым сомнением отвечала она.

Юность, институт и ящерицы

Став подростком, Михаил занялся борьбой и плаванием. Ему нравилось ходить с друзьями в походы и плавать на резиновой лодке. Они отъезжали от города вверх по течению небольшой реки Лучеса и потом в течение нескольких дней сплавлялись вниз на лодке.

А еще Мише нравилось читать истории о путешествиях, приключениях и животных. Каких только зверушек ни перебывало у них в доме — собаки, хомячки, рыбки и даже ящерицы и тритоны!

Со временем Михаила заинтересовали математика, биология и химия. Он даже решил, что его профессия должна быть связана с биологией, животными и путешествиями.

Шли годы. В характере Михаила всё больше проявлялась серьезность, и через какое-то время родители стали ему доверять. Когда Миша сделал свой выбор — поступить в Петербургский химико-фармацевтический институт — они не задумываясь благословили его.

В Петербург поступить не удалось — поступил в Ветеринарную академию у себя в городе. Сдав очередные экзамены в январе 1991 года, Михаил решил провести каникулы в любимом Петербурге. В детстве он часто ездил туда с родителями, а повзрослев, приезжал один и гулял по старым питерским улочкам.

Питер, столики и «Бхагавад-гита»

Приехав в Питер на этот раз, Михаил прогуливался по Невскому проспекту, где и увидел странных людей, распространявших книги со столиков. По всему проспекту он насчитал шесть столиков с разноцветными книгами.

Михаила книги заинтересовали. Он на какое-то время задержался у одного из столиков, взял в руки «Шри Ишопанишад» и стал ее листать. Картинка на обложке изумила его, а на страницах он увидел слово «йога».

На следующий день из Витебска приехал его друг, с которым они планировали вместе провести каникулы.

— Дима, на Невском проспекте продаются интересные книги о йоге, — сообщил ему Миша. — Я слышал, что ты занимаешься йогой. Может, расскажешь что-нибудь про это?

Белые ночи, музеи, выставки, мечты о будущем, беседы о смысле жизни — в общем, неделя в Питере пролетела для двух юных друзей, как два дня. В последний день за несколько часов до отхода поезда Михаил опять оказался у одного из столиков с книгами. Был вечер. У молодого парня за столиком оставалась одна книга — «Бхагавад-гита».

Миша с любопытством спросил его: «Скажи, что тебе дала эта книга?» Парень ушел от вопроса: «Ваше право — спрашивать, моё — не отвечать». Михаила это почему-то заинтриговало. Книга стоила двадцать пять рублей. Он порылся в карманах, у него оставалось пятнадцать: «Дима, может, купим?» У Димы как раз оказался червонец. Они сложились и купили книгу.

Сознание Кришны и встреча с садху

В Витебске у Миши оставалось еще около десяти дней до начала занятий, и он сел изучать «Бхагавад-гиту». Всякий раз, беря книгу в руки, он ощущал, что она ему родная, поэтому относился он к ней очень трепетно. Каждый день Михаил читал её по несколько часов и чувствовал — что-то вот-вот должно произойти! А произошло следующее. Он понял: если хочешь достичь совершенства в жизни, надо найти духовного учителя. В Витебске, конечно, не было никакого духовного учителя, и Миша подумал: «Просто буду читать книги. Куплю весь набор и так буду общаться с духовным учителем!»

Через несколько месяцев — весной — судьба вновь привела молодого искателя в Петербург. На Невском еще стояли те же столики с книгами. Распространитель — светловолосый худощавый парень Сережа — выслушав Михаила, сказал, что сегодня как раз приезжает духовный учитель и будет читать лекцию в храме.

— Нужно обязательно съездить! — решил Михаил.

Храм оказался в Ижорах — одна остановка на электричке от конечной станции метро. Там на небольшом участке земли расположился храм кришнаитов. Президент храма — Шри Натхаджи прабху — встретил Михаила радушно и, поскольку лекция заканчивалась поздно, разрешил ему остаться на ночь.

Ожидаемый всеми духовный учитель, Прабхавишну Махарадж, оказался учеником А.Ч. Бхактиведанты Свами. Миша увидел, как преданные самозабвенно пели и танцевали, вторя духовному учителю, а после киртана Махарадж прочитал удивительную лекцию. Теперь Михаил знал: духовные учителя существуют и они рядом.

Случайный выход на улицы

Спустя некоторое время в Витебск приехала выездная женская группа санкиртаны. В течение недели матаджи распространяли в городе книги, а уезжая, попросили Мишу взять на хранение остаток книг к себе до следующего их приезда.

Теперь дома у Михаила возник целый склад трансцендентных книг Шрилы Прабхупады. Книги ему очень нравились: наш герой с благоговением брал в руки Первую песнь «Шримад-Бхагаватам», перелистывал ее и с нетерпением ждал, когда же он закончит «Бхагавад-гиту» и начнет читать «Шримад-Бхагаватам».

В академии Михаил рассказывал сокурсникам о законах кармы, об устройстве вселенной, о духовном мире, а однажды прямо упомянул о сознании Кришны. Услышав о Кришне, один студент — Андрей Ганжин — сразу же заинтересовался: «Что ты там говорил? Можешь рассказать еще?» У Миши с собой была книга «Легкое путешествие на другие планеты». Он протянул ее любознательному юноше: «Возьми почитай!»

Пока шла «пара», Андрей прочитал книгу и после занятий подошел к Мише: «Есть еще?» «Конечно, есть, и не одна!» — радостно ответил Михаил.

Шли месяцы, а за книгами никто не приезжал. Миша позвонил в Минск:

— Вы книги не забыли?

— Нет. А почему бы вам их не распространить самому?

— Как?

— Да очень просто. Мы дадим вам цены, а вы просто предлагайте их людям на улице.

Идея пришлась Михаилу по душе. Поставив около книжного магазина лоток, он вместе с другом начал распространять книги. Почувствовав вкус, новоиспеченные проповедники стали выходить распространять книги каждый день после занятий. Даже сессию они простояли за столиком, а на вопросы преподавателей и студентов: «Почему не учитесь?» — отвечали: «Нам Кришна поможет!» И Кришна помог— все экзамены они сдали на пятерки.

Ашрам, милость родных и десять лет деревенской жизни

Через какое-то время Михаил с Андреем организовали в Витебске «Молитвенную общину». Поначалу Миша ездил в Минск и жил в брахмачари-ашраме, а чуть позже в Витебске появился свой ашрам — с тремя брахмачари. Поначалу они снимали квартиру, а основной их деятельностью была санкиртана и воскресные программы.

Родители и на этот раз отнеслись к выбору сына хорошо, поскольку считали его человеком, способным принимать адекватные решения. Мама и младший брат Игорь сразу же стали вегетарианцами. Хотя мама не стала серьезно практиковать сознание Кришны, все же однажды, по просьбе сына, она даже вышла на санкиртану и распространила со столика целых пять «Бхагавад-гит».

Своим пониманием и участием Ольга Семеновна сыграла большую роль не только в духовной жизни Михаила, но и в жизни всей общины города. Когда в Витебске стала формироваться община, у преданных возникла острая необходимость в помещении. Мать сказала, что они с отцом и братом съедут из трехкомнатной квартиры в деревню на девять месяцев, и преданные смогут там проводить свои программы.

Михаил Викторович сначала был категорически против жизни в деревянном доме без городских условий, но жена уговорила его. Они уехали на девять месяцев — но эти девять месяцев переросли в десять лет! Десять лет преданные занимали эту квартиру, и здесь община с четырех человек выросла до шестидесяти. Отец так и не вернулся туда — судьба распорядилась, чтобы свои последние дни он провел в атмосфере деревенской благости.

Поначалу на квартире жили только брахмачари — и не простые, а очень строгие. Служение у всех было одно — санкиртана! В 1995 году в Витебск приехал Бхактивайбхава Свами. На лекции в квартире сидело одиннадцать брахмачари в шафране и… ни одной матаджи!

— Что вы делаете с матаджи — почему у вас их нет?

— А зачем они нужны? — переглянулись друг с другом наши подвижники.

Посвящение и привокзальный марафон

Шло время. Жизнь в проповеди и испытания на пути к истине быстро поменяли детскую наивность преданных на зрелость и неподдельную мудрость. В 1999 году в Дивноморске Михаил получил посвящение у Шиварамы Свами, став Махадевом дасом. Хотя с 1991 по 2005 гг. Махадев прабху был бессменным президентом общины, он старался всегда участвовать в распространении книг и, конечно же, не пропускал марафоны Шрилы Прабхупады.

Махадев прабху с друзьями-санкиртанщиками

Особенно ярким стал декабрьский марафон 1992 года. Витебские брахмачари решили провести его в соседнем Полоцке. Они привезли из Минска партию книг и сгрузили в камеру хранения местного вокзала. Поскольку возможности снимать квартиру не было, санкиртанщики так и прожили весь марафон на вокзале. Они нашли между сидениями в зале ожидания розетку и готовили прасад на электрической плитке прямо там. Вокзал стал для них домом, где они ночевали, омывались, проводили утренние службы и принимали прасад. После завтрака наши герои брали книги и до самого вечера ходили по улицам и квартирам Полоцка.

Все эти годы санкиртана вдохновляла Махадева прабху быть серьезным в личной практике и помогать окружающим его людям.

Мысли о санкиртане и книгах Прабхупады

— Хотя санкиртана внешне кажется тяжелым и жестким служением, она смягчает сердце, поскольку распространитель испытывает неповторимые духовные эмоции и переживания, — делился он своим пониманием.

В 2005 году Кришна забрал у Махадева прабху все менеджерские обязанности, позволив ему полностью посвятить себя любимому делу. С тех пор его основное служение — санкиртана. Однажды во Вриндаване Махадев прабху признался: «В конце концов, я стал преданным, благодаря книгам Шрилы Прабхупады. Никакие другие вещи со мной этого сделать не смогли. Более того, благодаря книгам Шрилы Прабхупады, я и до сих пор ещё остаюсь преданным».

День за днем, неделя за неделей, год за годом наш герой набивает багажник своей машины книгами Шрилы Прабхупады и выезжает — иногда вместе с супругой Анасуей д.д., а часто один — на санкиртану по маленьким городкам Белоруссии и России.

Иногда Махадев прабху вспоминает свой детский вопрос, обращенный к маме: «Мам, а вдруг я уже был где-то?» Улыбаясь, он сам отвечает на него: «Конечно, был! Но было бы хорошо в следующий раз задать подобный вопрос, стоя перед зеркалом в доме у какой-нибудь возвышенной пастушки из Гокулы. А она ответит: «Не задавай глупых вопросов! Лучше помой руки и за стол, пока не остыли качори! Скоро вечер, и нужно идти встречать Гопала. Давай-давай, поторапливайся!»

Материал подготовил Дасанудас дас